UFC / Бокс / MMA

«Там, где не работает техника, включается характер»: Ян — о физической форме, бойцовских хитростях и реванше с О’Мэлли

Рецепт хорошего функционального состояния в смешанных единоборствах один — «пахота», заявил в интервью RT российский боец Пётр Ян. По его словам, как только перестаёшь работать, соперники сразу начинают наступать на пятки. Экс-чемпион UFC в легчайшем весе также объяснил, в чём отличие тактических трюков от неспортивной симуляции, рассказал, почему сейчас сложно рассчитывать на реванш с Шоном О’Мэлли и отметил, что у Сергея Павловича есть шансы отомстить Тому Аспинэллу.

«Там, где не работает техника, включается характер»: Ян — о физической форме, бойцовских хитростях и реванше с О'Мэлли

    Пётр Ян слывёт не самым простым собеседником и временами напоминает легкоатлета Ивана Ухова, в своё время закрывшегося от журналистов и отвечавшего на вопросы на обязательных мероприятиях и в микст-зонах односложно, а иногда и с вызовом. Тем удивительнее, что бывший чемпион UFC в легчайшем весе в конце прошлой недели провёл открытую тренировку в Москве и пообщался в неформальной обстановке со всеми желающими, несмотря на серию из трёх поражений. Амбассадор компании PARI был предельно откровенен и в личной беседе, которую мы, естественно, начали с вопроса о готовности вернуться на ринг.

    — Как ваше здоровье?

    Здоровье в порядке — постепенно залечиваю старые повреждения. Касаемо формы, недавно начал проводить тренировки, поэтапно укрепляю организм. Примерные сроки возвращения в октагон — март 2024-го. К этому времени буду готов.

    — Вновь встать на победные рельсы можно по-разному. Какой вариант будет для вас предпочтительнее в ближайшем поединке: выиграть быстро и ярко или провести всю дистанцию и взять верх решением, но почувствовать уверенность в своих силах?

    — Думаю, мне нужна именно конкурентная плотная схватка, которая продлится минимум пару раундов. Хочется опять прочувствовать весь ажиотаж смешанных единоборств: побороться в партере, поработать в стойке. В противном случае при быстром финише останется некая недосказанность.

    — Вы отличаетесь от многих коллег тем, что никогда не останавливаетесь и идёте на соперника до конца. Как быстро ощущаете, что удалось «залезть под кожу» оппоненту и вселить в него страх?

    — Это большая редкость. На столь высоком уровне выступают крайне опытные бойцы. Они точно так же готовятся к тебе и разбирают сильные и слабые стороны. Прочувствовать подобное можно после точного попадания или серьёзного урона, нанесённого противнику — тогда даже зрительно ощущаешь, как соперник потрясён. Но на этом не стоит акцентировать внимание. Если постоянно думать, насколько сильно он ошарашен, рискуешь ошибиться сам.

    — Некоторые бойцы хитрят, например, делают вид, что устали или их повело.

    — Подобного рода трюки могут кардинально отличаться друг от друга. Если ты сделал вид, будто сильно потрясён, но на самом деле готовишь ответный удар, это нормально. Такие ловушки имеют место, это определённый тактический ход. Совсем другое дело, когда человек пропускает в область печени и сигнализирует рефери об ударе в пах. Симулируя, спортсмен пытается добиться признания боя несостоявшимся. Я считаю неприемлемыми попытки обмануть или обойти систему. У меня своя философия. Пусть просто будет так, как есть. Не вижу смысла пробовать остановить поединок криком «А-а, как мне больно!»

    — Судя по интервью, складывается впечатление, будто вам всё равно, против кого выходить в октагон, главное — избежать проходного противостояния.

    — Соперник должен быть интересен с точки зрения организации поединка и его зрелищности. Важный нюанс: если промоушен захочет организовать бой, он его организует. Действительно не вижу большой разницы, с кем делить октагон, но хочется увидеть напротив себя оппонента с высокой позицией в рейтинге. Есть топ-диапазон, где нахожусь я сам. Следовательно, у меня нет веской причины драться с условным 15-м номером весовой категории. Ради чего?

    — С кем из четвёрки Шон О’Мэлли, Алджэмейн Стерлинг, Мераб Двалишвили и Генри Сехудо хотели бы сойтись в первую очередь, если бы выбор был за вами?

    — Увы, но UFC не предоставит мне ни одного из этого квартета прямо сейчас. Осознаю это. Шона, полагаю, чуть приберегут. Алджэмейну такая схватка сейчас не нужна. Надо отталкиваться от того, кто будет свободен в те даты, на которые запланировано моё возвращение. Идёт диалог менеджеров, и я в него не вникаю. Я не могу не драться, ведь хочу быть лучшим. Когда мне дадут соперника, просто скажу: «Погнали».

    — Зачастую драться с любым из предлагаемых оппонентов — участь молодых проспектов. Вы находитесь в другом статусе, который позволяет диктовать собственные условия, но всё равно готовы к любому варианту развития событий. Почему?

    — Если выберу себе противника, начнутся разговоры, мол, искал стилистически удобного. Даже не хочу загадывать. Просто буду ждать решения UFC.

    — Как думаете, сколько побед отделяет вас от ещё одного поединка за титул?

    — Минимум две. Тогда, полагаю, снова получу шанс. Давайте возьмём бой с О’Мэлли: 28 из 30 независимых судей и экспертов посчитали, что я оказался сильнее. И я уверен, что выиграл ту схватку. Судейский вердикт в реванше со Стерлингом тоже вызывает вопросы. Скажу так: в дальнейшем мне интересны все четыре вышеупомянутых кандидатуры. Эти противостояния меня зажигают.

    — Летом на Кубке PARI Премьер в Санкт-Петербурге вы говорили, что не видите смысла в анализе боя с Мерабом Двалишвили. С тех пор ваше мнение изменилось?

    — Тогда понимал: мне не предоставят реванш с грузином в короткие сроки. Но время прошло, анализ проведён, и мне интересно вновь встретиться с ним.

    — Сергей Павлович упустил свой шанс подраться с Джоном Джонсом, уступив Тому Аспинэллу. Ожидали столь быстрого окончания схватки?

    — Опасения были. Аспинэлл — очень крутой и быстрый соперник, который сполна воспользовался своими сильными сторонами. Британец — элитный спортсмен. Потенциально он может навалять даже Джонсу. Том — современный универсал: стремительный, точный, техничный, с хорошими навыками в партере. Однако у Сергея есть возможность вернуть британцу должок. Он проведёт работу над ошибками. Следует учитывать и фактор весовой категории: у тяжей каждый удар действительно способен решить судьбу противостояния. Более того, Серёга несколько раз достал Тома в начале раунда.

      — В вашей категории улететь в нокаут так рано сложнее, поэтому нужно находиться в идеальных кондициях почти всегда. Как вы работаете над выносливостью?

      — Рецепт хорошего функционального состояния один — пахота. Этим нужно жить. MMA — жестокий мир. Перестанешь работать, и тебе начнут наступать на пятки.

      — Но ведь существуют исключения. Тот же Джонс позволял себе вольности и даже получил запрет на посещение зала Jackson Wink MMA, в котором тренировался.

      — Он трудился над собой долго на более ранних этапах карьеры. На этом фундаменте американец и выезжает. Он одарён природой и интеллектуально развит как боец. К лагерю привлекает профессионалов своего дела — это помогает пройти подготовку на высоком уровне.

      — Произойдут ли изменения в вашей подготовке перед возвращением в октагон?

      — Безусловно.Нужно добавить свежести во многие аспекты.

      — Например?

      — Изменения произойдут абсолютно во всех отношениях. Работы непочатый край. Для начала следует определиться с местом проведения сбора — поиск локации уже запущен.

      — Как перестраиваете ход поединка, когда понимаете, что ваши заготовки не работают, а советы тренера не действуют?

      — Да, такое порой происходит. Там, где не работает техника, включается характер.Можно пойти на определённые риски.

      — Как в таком случае не ввязаться в бескомпромиссную рубку?

      — Бойцы, находящиеся на высоком уровне, должны уметь анализировать ситуацию и оценивать происходящее.

      — Но даже элитные атлеты зачастую отбиваются от плана и закатывают шоу. Чего стоит битва Дастина Порье и Макса Холлоуэя. В вашей карьере случалось, когда эмоции захлёстывали?

      — Первый поединок против Магомеда Магомедова. Настоящее сражение, в котором очень хотелось себя проявить.

      — К слову, как часто вы не соглашаетесь с советами вашего угла во время перерыва?

      — Всегда стараюсь слушать его (смеётся). Есть спортсмены, неспособные в эмоциональном хаосе воспринять подсказки тренеров, но с профессиональной точки зрения необходимо уметь делать это.

      — Как тренируется этот навык?

      — Как и любой другой. Кто-то много печатает, дабы научиться делать это быстро, а кто-то постоянно старается обращать внимание на подсказки членов команды. Фундамент закладывается на занятиях: если ты слышишь наставника там, услышишь и во время схватки.

      — Нарочито никогда не шли наперекор мнению собственного угла по ходу поединка?

      — Подсказки подсказками, но иногда ты действительно лучше чувствуешь происходящее в восьмиугольнике. Важно соблюсти баланс: попробовать свои наработки, но и обращать внимание на крики из угла. Многое зависит от уровня бойцовского интеллекта. Но это частности, в основной массе ты должен следовать рекомендациям угловых, если доверяешь им.

      Источник

      Нажмите, чтобы оценить статью!
      [Итого: 0 Среднее значение: 0]

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.

      Кнопка «Наверх»